Труд

Достаточно ли сокращения рабочего времени на 1 час в день для сохранения за работником права на пособие по уходу за ребенком?

GeorgeRudy / Depositphotos.com

Лицу, находящемуся в отпуске по уходу за ребенком, на основании его заявления предоставляется возможность работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию (ч. 3 ст. 256 Трудового кодекса, ч. 2 ст. 13 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»). При этом неполным следует считать любое рабочее время, продолжительность которого меньше, чем нормальная продолжительность рабочего времени (ч. 1 ст. 93 ТК РФ).

Тем не менее, начиная с 2017 года в судебной практике доминирует подход в соответствии с которым не во всех случаях установление работнику неполного рабочего времени гарантирует ему сохранение права на получение пособия. Когда речь идет о незначительном, формальном сокращении рабочего времени, судьи исходят из того, что в такой ситуации нельзя говорить о фактическом осуществлении работающим родителем ухода за ребенком (Постановление АС Северо-Западного округа от 19 ноября 2020 г. № Ф07-13037/20). При таких обстоятельствах сохранение за работником права на пособие направлено не на компенсацию работнику утраченного им из-за необходимости осуществления ухода за ребенком заработка, а на получение дополнительного материального стимулирования за счет средств ФСС России, что по своей природе является злоупотреблением правом. Поэтому судьи неоднократно указывали на то, что при незначительном, менее чем на час в день, сокращении продолжительности рабочего времени работник не имеет права на получение пособия по уходу за ребенком (см. определения Верховного Суда РФ от 18 июля 2017 г. № 307-КГ17-172, от 1 декабря 2017 г. № 309-КГ17-17691, от 18 января 2019 г. № 307-КГ18-23376, от 11 декабря 2018 г. № 309-КГ18-20319, Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. № 329-О).

При этом суды не уточняли, какой может быть максимальная продолжительность рабочего времени, чтобы ее сокращение не было сочтено формальным. В связи с чем по этому вопросу развернулись многочисленные споры.

 Какие меры поддержки государство предоставляет гражданам в период пандемии COVID-19, узнайте из нашей подборки

Так, ФСС России в письме от 19 января 2018 г. № 02-08-01/17-04-13832л отмечал, что сокращение рабочего времени в том числе и на 1 час в день не может расцениваться как мера, позволяющая продолжать осуществлять уход за ребенком, повлекшая утрату заработка. Поначалу в арбитражной практике можно было встретить как сторонников (постановление АС Западно-Сибирского округа от 31 июля 2018 г. № Ф04-3150/18), так и противников (определение АС Восточно-Сибирского округа от 22 октября 2018 г. № Ф02-4674/18) точки зрения о том, что сокращение рабочего времени на один в час в день не является достаточным для сохранения права на пособие. Но в 2019 году ВС РФ отказался пересматривать сразу несколько дел, в рамках которых такое сокращение рабочего времени было сочтено арбитражными судами незначительным (см. определения Верховного Суда РФ от 11 октября 2019 г. № 309-ЭС19-17405, от 12 августа 2019 г. № 303-ЭС19-8702, от 5 августа 2019 г. № 307-ЭС19-11732, от 19 июля 2019 г. № 307-ЭС19-11633, от 5 июня 2019 г. № 309-ЭС19-7778). Имелся даже пример признания недостаточным сокращения рабочего дня на 6 часов в неделю (определение Верховного Суда РФ от 3 февраля 2020 г. № 308-ЭС20-751).

Тем не менее, как показывает практика, такой подход до сих пор нельзя считать устоявшимся. Примером тому может служить недавнее определение Арбитражного суда Северо-Западного округа. Согласно материалам дела ФСС России провел выездную проверку банка, по результатам которой пришел к выводу о необоснованной выплате пособия сотрудникам банка, работавшим в период отпуска по уходу за ребенком на условиях неполного рабочего дня с сокращением продолжительности рабочего времени на 1 час. Банк оспорил решение Фонда в судебном порядке.

Суды трех инстанций признали решение фонда незаконным. Кассационный суд, в частности, пояснил, что бремя доказывания того обстоятельства, что сокращение рабочего времени на определенный период являлся лишь формальным основанием для выплаты пособия возложено на Фонд.

Законодателем не установлен минимальный предел сокращения продолжительности рабочего времени с целью социальных выплат по условиям страхового случая, ограничения в выплатах пособия по уходу за ребенком или возможность перерасчета страховщиком размера указанного пособия в зависимости от продолжительности рабочего времени застрахованного лица. Напротив, по мнению суда, размер ежемесячного пособия подлежит полной выплате и не может быть уменьшен в зависимости от сокращения продолжительности рабочего времени застрахованного лица, а также не может быть изменен пропорционально утраченному им заработку в связи с уходом за ребенком.

Фондом не представлено доказательств того, что работники фактически не осуществляли в спорный период уход за своими малолетними детьми либо того, что в их семьях не были созданы условия для гармоничного сочетания профессиональных и семейных обязанностей с тем, чтобы мать ребенка с учетом графика работы и характера трудовых отношений с работодателем в достаточной мере посвящала большую часть свободного времени при сокращенном рабочем дне уходу за малолетним ребенком.

Утверждение ФСС России о том, что сокращение работникам рабочего времени на 1 час в день не может расцениваться как мера, позволяющая продолжать уход за ребенком, повлекшая утрату заработка, в данном случае пособие не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного стимулирования, по мнению этого суда, носит предположительный характер и не доказано.

Отметим, что 1 час в день является не единственным пороговым значением сокращения продолжительности рабочего времени, вокруг которого ведутся активные споры. Так, например, значительное распространение получил подход, согласно которому неполное рабочее время работника, находящегося в отпуске по уходу за ребенком, не может превышать 60% нормы. Данная позиция основывается на том, что пособие по уходу за ребенком компенсирует работнику утрату 40% его среднего заработка. А значит, выходя на работу на условиях неполного рабочего времени, работник не должен получать более 60% своего обычного заработка (то есть не должен работать более 60% от нормы рабочего времени), иначе выплата пособия приобретает характер уже не компенсации утраченного в связи с необходимостью осуществления ухода за ребенком заработка, а дополнительного материального стимулирования. Такая логика прослеживается, например, в информации Удмуртского регионального отделения ФСС России от 27 ноября 2017 г., постановлениях АС Уральского округа от 22 ноября 2019 г. № Ф09-281/19, от 24 декабря 2018 г. № Ф09-8202/18, от 15 ноября 2018 г. № Ф09-7005/18, АС Московского округа от 12 декабря 2018 г. № Ф05-19953/18, Четвертого ААС от 12 сентября 2019 г. № 04АП-4215/19, Восемнадцатого ААС от 11 марта 2019 г. № 18АП-18745/18, Пятого ААС от 20 декабря 2018 г. № 05АП-9226/18).

А иногда можно было встретить и еще более жесткие требования. Так, например, Вологодское региональное отделение ФСС России указывало, что для сохранения права работника на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком время ухода за ребенком должно занимать большую часть рабочего времени, что предполагает его соответствующее сокращение по сравнению с установленной нормальной продолжительностью (информация от 17 января 2019 г.).

Однако такие подходы опровергаются прошлогодней практикой ВС РФ. Так, судьи дважды отказывались направлять на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам дела, в рамках которых арбитражные суды пришли к выводу о том, что выплата пособия при сокращении рабочего времени на 2 часа ежедневно не свидетельствует о злоупотреблении страхователем правом (см. определения от 12 февраля 2020 г. № 307-ЭС19-27315, от 12 февраля 2020 г. № 307-ЭС19-27208).

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть