Труд

Когда суд может усомниться в добровольности подписания работником соглашения о расторжении трудового договора?

VitalikRadko / Depositphotos.com

Работник и работодатель заключили соглашение о расторжении трудового договора, в соответствии с которым увольнение должно было произойти примерно через год. Однако до увольнения работник направил в адрес работодателя заявление о расторжении соглашения. Работодатель в расторжении соглашения отказал, трудовой договор с работником был расторгнут. Посчитав увольнение незаконным, работник обратился в суд (Определение Первого КСОЮ от 09 ноября 2020 г. по делу № 8Г-23106/2020[88-23332/2020]).

Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении требований работника о признании увольнения незаконным отказали и пояснили, что аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Однако кассационный суд с выводами нижестоящих судов не согласился и пояснил, что юридически значимыми в рассматриваемом деле являлись следующие обстоятельства: были ли действия работника при подписании соглашения о расторжении трудового договора по собственному желанию добровольными и осознанными; понимались ли последствия написания такого соглашения и были ли работодателем разъяснены такие последствия; выяснялись ли работодателем причины подписания работником соглашения.

По мнению кассационного суда, рассматривая исковые требования работника о незаконности его увольнения, судебные инстанции ограничились лишь указанием на то, что утверждения истца о вынужденном характере принятого им решения по подписанию соглашения о расторжении трудового договора не нашли своего подтверждения. Между тем истец ссылался на то, что, подписывая соглашение о расторжении трудового договора, иных источников дохода, как и другого места работы, не имел, после подписания соглашения направил письменное обращение, в котором просил аннулировать условия соглашения и восстановить его трудовые права на осуществление трудовой деятельности у ответчика, указывая на то, что он подвергался моральному давлению со стороны работодателя, у него не имелось добровольного волеизъявления на расторжение трудового договора, чему судами нижестоящих инстанций не была дана надлежащая оценка.

Суды ограничились формальной констатацией невозможности отказа от соглашения в одностороннем порядке. При этом судами не было учтено, что соглашение было подписано задолго до дня прекращения трудового договора и подача заявления об отказе от соглашения могла быть обусловлено отсутствием воли истца на его заключение.

С учетом данных обстоятельств кассационный суд признал незаконными выводы судебных инстанций о том, что между работодателем и работником было достигнуто соглашение об увольнении, а работник имел намерение расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе и подписание соглашение являлось добровольным его волеизъявлением. В итоге решения судов отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Отметим, что суды, ссылаясь на п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2, как правило, отказывают в удовлетворении требований работников о признании увольнения незаконным, когда работники пытались отказаться от соглашения о расторжении трудового договора (см. определения Московского горсуда от 12 декабря 2019 г. № 33-55907/2019, от 18 сентября 2018 г. № 33-35759/2018, от 8 февраля 2018 г. № 33-5045/2018, Верховного Суда Чувашской Республики – Чувашии от 2 апреля 2018 г. № 33-1534/2018)

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть