Общество

ВС РФ отклонил иск об оспаривании всероссийского масочного режима

HayDmitriy / Depositphotos.com

Верховный суд Российской Федерации со ссылкой на ВОЗ отказал в признании недействующим п. 1 постановления Главного государственного санврача РФ от 16 октября 2020 г. № 31, который требует от всех граждан на всей территории РФ обязательного ношения гигиенических масок в местах массового пребывания людей, в общественном транспорте, такси, на парковках, в лифтах (напомним, что данное правило действует до сих пор под угрозой штрафа по ч. 2 п. 6.3 КоАП, независимо от «смягчения» в отдельных регионах, – такое смягчение лишь освобождает гражданина без маски от дополнительного штрафа по ст. 20.6.1 КоАП РФ) (Решение Верховного Суда РФ от 25 января 2021 г. № АКПИ20-862).

Административный истец полагал, что спорное правило противоречит:

  • во-первых, ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Поскольку указанная норма обязывает обследоваться и лечиться, а также заниматься профилактикой опасных заболеваний лишь тех граждан, которые этими заболеваниями больны. А спорное правило заставляет заниматься профилактикой (носить на лице маску) в том числе и здоровых граждан, чего Закон об основах охраны здоровья не предусматривает;
  • во-вторых, п.1 ст. 33 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», поскольку он предусматривает надлежащую и достаточную меру предупреждения распространения опасного заболевания, и такой мерой названы всего лишь обязательная госпитализация или изоляция больных, носителей, подозрительных на заболевание и контактных лиц. Что-либо сверх этих мер, включая поголовное масконосительство, данный Закон не предусматривает;
  • в третьих, подп. 6 п. 1 ст. 51 Закона о санэпидблагополучии, поскольку он разрешает санврачу вводить карантин (предусматривающий обязательное ношение масок) в отдельных организациях и на отдельных объектах, но не на территории всей страны, что по сути являлось бы неправомерным вторжением исполнительной власти в сферу гражданских, жилищных, семейных, социальных и иных правоотношений.

Верховный Суд РФ отклонил все эти доводы:

  • п. 1 ст. 29 Закона о санэпидблагополучии требует своевременно и в полном объеме проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории РФ, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медосмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан. Эти меры нужно проводить, в том числе, в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний;
  • ссылки на противоречие оспариваемой нормы Закону об основах охраны здоровья граждан (ч. 2 ст. 27) являются несостоятельными, поскольку данный пункт закрепляет обязанность граждан проходить медосмотры, лечиться и заниматься профилактикой, но не регламентирует при этом вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, включая введение ограничительных мероприятий;
  • Российская Федерация является правопреемником СССР в отношении членства в международных организациях, в том числе во Всемирной организации здравоохранения, которая выработала рекомендации по использованию масок для профилактики COVID-19, предусматривающие ношение маски в условиях широкой циркуляции инфекции и трудностей обеспечения физического дистанцирования, например в общественном транспорте, магазинах, в замкнутом пространстве или местах большого скопления людей (опубликованы на сайте www.who.int).

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть