IT

Использование системы видеонаблюдения – нарушение законодательства о персональных данных?

creativestall / Depositphotos.com

Системы видеонаблюдения используются для разных целей широким спектром лиц – начиная от торговых помещений и заканчивая государственными органами. Использование видеокамер для фиксации фактов нарушений не представляется чем-то принципиально новым – системы видеонаблюдения установлены на улицах, в многоквартирных домах или в торговых залах. Такая всеобщая распространенность заставляет задуматься о том, имеет ли правовую базу такое использование, а также каким объектом права является изображение человека на видео? Как соотносится использование видеонаблюдения с законодательством о персональных данных? Ответ – в нашем материале.

 

Использование системы распознавания лиц

Система распознавания лиц (англ. Facial Recognition) представляет собой технологию, которая сопоставляет лицо человека на изображении или видео с лицами в специальной локальной базе данных с целью идентифицировать его личность. Важно обратить внимание, что не все системы видеонаблюдения обладают технологией распознавания лиц.

Использование системы распознавания лиц применяется повсеместно.

В одном деле родители пожаловались на школу, которая обрабатывала персональные данные учащихся без получения на это согласия. В постановлении суд прямо указал, что «в связи с использованием системы распознавания лиц учреждение обрабатывает персональные данные посетителей, в числе которых его фотография. Цель обработки указанных персональных данных посетителей учреждения — идентификация лица при пропуске на территорию образовательного учреждения. Таким образом, в учреждении действует биометрическая система идентификации лиц, в том числе, несовершеннолетних, которая позволяет установить личность владельца пропуска по фотоизображению» (Постановление Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24 июля 2020 г. по делу № 16-2185/2020). Действующим законодательством Российской Федерации установлено, что несовершеннолетние не вправе от своего имени давать согласие на обработку персональных данных, в том числе и биометрических. Вместе с тем, закон о персональных данных не исключает возможность получения согласия на обработку биометрических персональных данных несовершеннолетних от их законных представителей (в соответствии с ч. 1, 6 ст. 9 и ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»; далее – Закон №152-ФЗ). Однако в рассматриваемом деле судом не были установлены обстоятельства получения согласия родителей (законных представителей) учащихся на обработку биометрических персональных данных их несовершеннолетних детей. Суд отменил все постановления, дело было отправлено на пересмотр в районный суд.

К противоположному мнению пришел суд, рассматривавший спор в отношении МВД РФ, Роскомнадзора и Департамента информационных технологий Москвы, использующего системы распознавания лиц. Подробнее об этом деле, а также об утечках при использовании систем распознавания лиц читайте в нашем материале: СПЧ намерен подготовить в этом году концепцию по защите прав человека в цифровой среде.

МНЕНИЕ

Светлана Петропольская, совладелец юрфирмы URVISTA и школы юридической практики URVISTA SCHOOL, эксперт МГО «Опора России», арбитражный управляющий:

«В судебной практике имеются примеры дел о признании незаконным применения технологии распознавания лиц в системе видеонаблюдения. Одно из таких дел было освещено СМИ. Например, дело гражданки П.: суд вынес решение не в ее пользу, обосновав свою позицию тем, что система видеонаблюдения хоть и использует технологию распознавания лиц, но не позволяет установить личность гражданина.

Кроме того, суд сослался на тот факт, что в ГАС «Единый центр хранения и обработке данных», который является оператором, нет ни персональных, ни биометрических данных людей. И основная задача системы сводится лишь к сопоставлению полученного с видеокамер фото с изображением, которое имеется у правоохранительных органов.

Соответственно, суд в своем решении указал, что видео с камеры наблюдения не являются персональными данными, а значит, что при осуществлении видеосъемки не требуется письменное согласие лица на их обработку. Таким образом, данное решение фактически позволило властям наблюдать за гражданами через систему распознавания лиц.

Однако суд, на мой взгляд, до конца не разобрался в данном вопросе и четко не аргументировал, почему изображение человека, полученное с камеры видеонаблюдения, не относится к персональным данным. Поэтому вопрос соблюдения законодательства о персональных данных при обработке изображения человека, полученного с камеры видеонаблюдения, является открытым и неоднозначным».

 

Использование системы видеонаблюдения в торговых залах

Предприниматели, осуществляющие реализацию своих товаров в торговых залах и других общественных местах, совершенствуют системы видеонаблюдения с целью повышения качества обслуживания покупателей. В широком смысле видеонаблюдение используют для борьбы с кражами и мошенническими действиями. Однако, как отмечают эксперты, прослеживается тенденция к применению таких систем, выходящее за рамки указанных вариантов – например, контроль за заполняемостью торгового помещения с целью равномерного распределения занятости сотрудников магазина.

На мероприятии «Ритейл в России: время дискаунтеров и маркетплейсов» ИД «Ведомости» коммерческий директор бизнес-рынка МТС Андрей Зименков рассказал об использовании компанией видеоаналитики в розничной торговле. С помощью этой системы ведется подсчет таких параметров, как количество посетителей, производится идентификация сотрудников по форме одежды, фиксируется время подхода сотрудника к клиенту. По данным эксперта, такая система позволила снизить время ожидания клиентов в пике, а также продемонтрировала эффективность в борьбе с фродом.

ВАЖНО ЗНАТЬ

Обращаем внимание, что согласие на обработку персональных данных должно быть составлено отдельно от других видов соглашений. Более того, предпроставленные галочки на согласие на обработку персональных данных можно трактовать как нарушение закона – с 1 марта законодательно закреплены положения, что молчание и бездействие субъекта персональных данных не является согласием на обработку (ч. 8 ст. 10.1 Закона №152-ФЗ).

Подробнее об этом читайте в нашем материале: Здоровье и технологии: правовые проблемы взаимодействия.

В случае установки в торговых залах систем видеонаблюдения для анализа покупателей законодательство о персональных данных может быть применимо в зависимости от того, как именно осуществляется анализ, считает юрист CMS Russia Владислав Елтовский. Если, к примеру, камеры установлены для того, чтобы определять заполняемость помещений в различные периоды рабочего времени, популярность товаров, размещенных в определенном отделе торгового зала, либо степень привлечения внимания потребителей к определенной продукции, то в этом случае через камеры не собираются персональные данные, так как такие записи не направлены на идентификацию физического лица или привязке его изображения с определенными данными. Иными словами, осуществляется обработка обобщенных, а не конкретных данных, привязанных к какому-либо лицу.

Но если же камеры установлены для идентификации конкретного лица, например, для того чтобы понимать предпочтения и поведение конкретного покупателя, к примеру, если он был идентифицирован через систему лояльности, то такие записи уже будут являться персональными данными, отмечает эксперт. В этом случае для законного использования компаниям необходимо получить согласие от соответствующих клиентов.

Таким образом, для обеспечения законного использования видео-анализа торговых залов необходимо на стадии внедрения определить цели и пределы использования полученных данных, заключил Владислав Елтовский. А затем, исходя из желаемых операций с данными, уже необходимо определять те юридические меры, которые могут быть необходимыми с точки зрения законодательства о персональных данных.

 

Видеокамеры в многоквартирных домах

Системы видеонаблюдения используют не только государственными органами и частными предпринимателями, но и жителями многоквартирных домов для защиты частной территории дома.

В одном деле собственники квартиры пытались добиться от ТСЖ демонтажа камер видеонаблюдения и выплаты компенсации морального вреда, считая такую установку и организацию видеонаблюдения незаконными, нарушающими их личные права на тайну частной жизни (Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 ноября 2019 № 88-100/2019). Ответчик вину не признал, указав, что видеокамеры были установлены на основании решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома, в сторону квартиры собственников квартиры видеокамеры не направлены, и входная дверь квартиры не попадает в зону видеофиксации. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции оставил без удовлетворения жалобу истцов, определив, что суды нижестоящих инстанций обоснованно не усмотрели в действиях ответчика нарушения прав на неприкосновенность частной жизни и защиту персональных данных. Свое решение суд обосновал позицией, согласно которой право истцов не было нарушено, поскольку установленные ответчиками камеры видеонаблюдения не способны фиксировать состояние внутренних помещений квартиры истцов, а факт размещения в общедоступном месте камер видеонаблюдения не является деятельностью по обработке персональных данных.

В другом похожем деле суд также не усмотрел в действиях ответчика – установление камер видеонаблюдения – нарушения положений законодательства о персональных данных (Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27 января 2021 по делу № 88-235/2021, 2-4082/2019). Третий кассационный суд общей юрисдикции определил, что установка видеокамеры на фасаде дома с направлением на придомовую территорию не свидетельствует о совершении действий по хранению, использованию, распространению сведений о частной жизни истца. Представленные в материалы дела доказательства в виде фотографий фиксируют факт установки камеры, но не подтверждают, что за истцом и членами его семьи велось постоянное видеонаблюдение со стороны ответчика. Суд посчитал, что если видеокамера установлена с целью обеспечения сохранности имущества, а ответчику доступен только тот объем информации, который доступен обычному наблюдателю, то установка такой камеры права истца не нарушает.

Таким образом судебная практика демонстрирует следующий подход. Использование системы видеонаблюдения в многоквартирном доме не является деятельностью по обработке персональных данных, в связи с чем установка таких систем не попадает под положения Закона №152-ФЗ. Тем не менее, в некоторых ситуациях установка камер видеонаблюдения может быть признана незаконной – например, если их установка не была согласована на общем собрании собственников (Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 12 февраля 2020 № 88-2343/2020 по делу № 2-344/2019). Однако такие споры выходят за рамки вопроса о соотношении использования систем видеонаблюдения и соблюдения законодательства о персональных данных.

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть