Судебная практика

ВС РФ пояснил, в каком случае отказ от иска в рамках общеискового производства может быть обжалован по правилам банкротного законодательства

ilixe48 / Depositphotos.com

Предусмотренные законодательством о банкротстве основания и порядок оспаривания сделок должника могут применяться в случае оспаривания не только непосредственно сделок, но и различных действий должника, направленных на исполнение возникших в соответствии с законодательством обязательств, а также действий, совершенных во исполнение судебных актов или иных органов власти (п. 3 ст. 61.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – Закон № 127-ФЗ). В одном из недавно вынесенных решений Верховный Суд Российской Федерации дал ответ на очень интересный вопрос: могут ли по таким специальным основаниям оспариваться действия должника, который отказался от иска в рамках общеискового производства, а впоследствии был признан банкротом (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 24 июня 2021 г. № 305-ЭС21-1766).

 

Фабула дела и позиции судов

ООО «А.» (истец) подало в арбитражный суд иск о взыскании с ООО «Л.» (ответчик) задолженности в размере более 340 млн руб. (сумма округлена), однако впоследствии от него отказалось. Суд, рассматривая ходатайство истца о прекращении производства по делу в связи с отказом от исковых требований в полном объеме, напомнил, что ч. 2 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса позволяет истцу отказаться от иска полностью или в части до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, посчитал, что данный отказ не противоречит закону и не нарушает права иных лиц, принял отказ от иска и прекратил производство по делу (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 20 декабря 2018 г. по делу № А40-193248/2018).

Составить исковое заявление помогут юристы – партнеры компании «Гарант».

Оставить заявку на подбор юриста

29 марта 2019 года в отношении истца (далее также – должник) было возбуждено дело о банкротстве, и 27 января 2020 года он был признан банкротом. ООО «П.» – конкурсный кредитор должника (далее – конкурсный кредитор), полагая, что должник отказался от иска к ответчику, чтобы прикрыть сделку по выводу своих активов: внесудебное соглашение между должником и ответчиком, предусматривающее прощение значительной части долга ответчика и перечисление последним оставшейся задолженности на счета третьих лиц по распоряжению должника, – решение о прекращении дела по спору между истцом и ответчиком оспорил. В апелляционной жалобе конкурсный кредитор отметил, что указанное соглашение между сторонами, заключенное за несколько месяцев до банкротства должника, совершено в целях причинения вреда кредиторам и, соответственно, в силу п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ должно быть признано недействительной сделкой, в связи с чем попросил отменить решение суда первой инстанции об утверждении отказа должника от иска.   

Апелляционный суд оставил акт нижестоящего суда в силе. В обоснование своего решения суд указал, что заявление об отказе было подписано уполномоченным лицом – генеральным директором истца (полномочия которого проверены судом первой инстанции), с даты его составления – 20 декабря 2018 года – до момента возбуждения дела о банкротстве истца – 29 марта 2019 года – прошло более трех месяцев, и у суда нет оснований полагать, что на момент подачи заявления об отказе от иска этот отказ противоречил закону либо нарушал права других лиц (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 октября 2020 г. № 09АП-40750/20).  

В кассационной жалобе конкурсный кредитор привел доводы о том, что:

  • отказ от иска заявлен менее чем за три года до момента возбуждения дела о признании должника банкротом, что позволяет, учитывая разъяснения, которые содержатся в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 – о действиях, которые могут обжаловаться по правилам оспаривания подозрительных сделок должника, – оспорить такой отказ в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ;
  • суд не проверил притворность отказа истца от иска, заявленного в целях уменьшения конкурсной массы должника и причинения вреда его конкурсным кредиторам;
  • между истцом и ответчиком имелся сговор о перечислении денежных средств субподрядчикам истца, на самом деле таковыми не являвшимся;
  • единственным основанием отказа в удовлетворении апелляционной жалобы стал ошибочный вывод суда об отсутствии нарушения прав конкурсных кредиторов в связи с заявлением отказа от иска до возбуждения дела о банкротстве.

Арбитражный суд округа, рассмотрев данную жалобу, отметил в первую очередь, что конкурсный кредитор ошибается, полагая, что решение апелляционного суда было основано лишь на факте отказа от иска до возбуждения дела о банкротстве, – в таком случае жалоба не была бы принята к производству и рассмотрена. Апелляционный суд приобщил к материалам дела все документы, представленные конкурсным кредитором, исследовал их и все равно не увидел оснований для признания нарушенными прав третьих лиц на момент принятия судом отказа от иска. При этом, как подчеркнул суд округа, основанием для пересмотра судебного акта о принятии отказа от иска и прекращении производства по делу является вновь открывшееся обстоятельство, то есть оспаривание отказа от иска происходит в предусмотренном гл. 37 АПК РФ порядке – соответствующее разъяснение содержится в подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28, – значит, именно такие обстоятельства конкурсный кредитор должен был доказать, обращаясь в апелляционный суд. Поскольку последний в удовлетворении жалобы отказал, достаточных оснований для вывода о притворности отказа должника от иска и направленности этого отказа на причинение вреда третьим лицам – кредиторам – он, проанализировав доводы истца, все-таки не нашел.

Кроме того, суд округа напомнил, что отказ от иска сам по себе не означает прощение долга и не прекращает обязательства (об этом говорится в п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 6). При этом в материалах дела нет сведений о том, что конкурсный кредитор оспаривал отказ от иска и поручения истца ответчику по перечислению денежных средств субподрядчикам в рамках дела о банкротстве, а также данных об оспаривании самих договоров истца с субподрядчиками по мотиву мнимости в порядке искового производства.

В результате в удовлетворении кассационной жалобы конкурсному кредитору также было отказано (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 2 декабря 2020 г. № Ф05-21732/20).

 

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия) при рассмотрении кассационных жалоб конкурсного кредитора и конкурсного управляющего должника подчеркнула, что судам в данном деле необходимо было решить вопрос о допустимости оспаривания действий должника по отказу от иска, заявленному в рамках общеискового производства, по специальным, предусмотренным законодательством о банкротстве, основаниям. По смыслу ст. 61.1 Закона № 127-ФЗ перечень действий должника, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничивается непосредственно сделками (в понимании ст. 153 Гражданского кодекса). В принципе любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника, могут оспариваться в целях защиты кредиторов от недобросовестного поведения должника, его контрагентов и соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований всех кредиторов, полагает коллегия (аналогичный вывод содержится также в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 декабря 2017 г. № 305-ЭС17-12763). Поэтому при решении вопроса о допустимости оспаривания кредитором отказа от иска к контрагенту несостоятельного лица, находящегося в обязательственных отношениях с кредитором, нужно установить, может ли такое действие должника повлиять на конкурсную массу и, следовательно, имущественные права кредиторов.

Поскольку последствием отказа от иска и его принятия судом является недопустимость повторного обращения в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям (ч. 3 ст. 151 АПК РФ), истец в таком случае утрачивает свое материальное право в отношениях с ответчиком и экономическое содержание этого права. Что очевидно свидетельствует о влиянии отказа от иска на конкурсную массу должника в ущерб интересам кредиторов, а значит, данное действие может быть оспорено по предусмотренным законодательством о банкротстве правилам с соблюдением надлежащей процессуальной формы – через обжалование судебного акта, которым оспариваемая сделка утверждена. При этом, по мнению коллегии, такой порядок обжалования позволяет приводить новые доводы и представлять новые доказательства в отличие от механизма пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. 

Так как апелляционный суд ограничился проверкой отказа от иска на предмет соблюдения требований процессуального законодательства, не исследовав его на наличие или отсутствие признаков подозрительности и не оценив доводы конкурсного кредитора со ссылками на законодательство о банкротстве, а суд округа данные нарушения не устранил, сославшись при этом на не установленные апелляционным судом обстоятельства, коллегия отменила вынесенные ими судебные акты и отправила дело на новое рассмотрение в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть