Бизнес

Соискателю лицензии «на медикаментозный аборт» нужны и операционная, и трудовой договор с реаниматологом-анестезиологом

HOMONSTOCK / Depositphotos.com

Частная клиника не смогла оспорить отказ в выдаче медлицензии на услугу по искусственному прерыванию беременности в амбулаторных условиях при оказании первичной специализированной медико-санитарной помощи по акушерству и гинекологии.

Отказ был мотивирован неисполнением лицензионных требований – у соискателя не было помещений ни малой операционной (манипуляционной), ни стационара, ни дневного стационара. Врача-анестезиолога-реаниматолога – тоже не было.

Клиника ссылалась на то, что эти помещения, а также ставка врача необходимы лишь для тех медорганизаций, которые практикуют хирургический аборт. Для проведения же медикаментозного аборта это не нужно – консультировать пациентку можно и без операционной, о чем прямо сказано в соответствующих клинических рекомендациях «Медикаментозное прерывание беременности».

Однако суды отметили следующее:

  • в соответствии с пунктом 101 Порядка оказания медпомощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования ВРТ)» № 572н, искусственное прерывание беременности, в том числе несовершеннолетним, проводится врачом-акушером-гинекологом в медорганизациях, имеющих лицензию по «акушерству и гинекологии (за исключением использования ВРТ)»;
  • процесс искусственного прерывания беременности медикаментозным способом и соответствующая услуга не единовременны, а носят длительный характер и включает в себя такой этап, когда требуется наблюдение за состоянием пациентки – «динамическое наблюдение», а также этап устранения некоторых осложнений;
  • Минздрав России издал Клинические рекомендации (Протокол лечения) «Медикаментозное прерывание беременности» (письмо от 15 октября 2015 г. № 15-4/10/2-6120);
  • в этом Протоколе установлена последовательность выполнения медикаментозного прерывания беременности в I триместре, из которых следует, что женщине требуется до 4 визитов, во время каждого из которых осуществляется наблюдение за пациенткой в течение не менее часа после приема препарата;
  • Протоколом определено, что искусственное прерывание беременности медикаментозным методом следует проводить только врачом акушером-гинекологом в медорганизациях, имеющих лицензию на оказание медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования ВРТ)», имеющих возможность и условия для оказания экстренной хирургической помощи или возможность экстренной медицинской эвакуации в кратчайшие сроки в гинекологический стационар;
  • также и в соответствии с пунктами 108, 109 Порядка № 572н прерывание беременности медикаментозным методом проводится в рамках оказания первичной специализированной медико-санитарной помощи с периодом наблюдения не менее 1,5-2 часов после приема препаратов. Прерывание беременности в сроке до 12 недель хирургическим методом проводится в условиях дневных стационаров медицинских организаций и в стационаре. Продолжительность наблюдения женщины в условиях дневного стационара после произведенного без осложнений прерывания беременности определяется лечащим врачом с учетом состояния женщины, но составляет не менее 4 часов;
  • кроме того, Протоколом закреплено, что медперсонал должен состоять из квалифицированных консультантов и врачей/медицинских работников, которые смогут определить, показан ли данный метод женщине, убедиться в успешности процедуры, направить женщину в соответствующее учреждение и/или оказать ей неотложную медицинскую помощь для которой может потребоваться: малая операционная с оборудованием для выполнения вакуум-аспирации или кюретажа; операционный инструментарий; наркозно-дыхательная аппаратура;
  • по Протоколу, на 4-м контрольном визите «в случае выявления неэффективности медикаментозного аборта, женщине проводится вакуум-аспирация». По мнению суда, вакуум-аспирация должна проводиться именно в клинике, учреждении, специалисты которой проводят контроль;
  • по Протоколу, женщина должна быть проинформирована, что «в случае очень сильного кровотечения или стойкого повышения температуры, ей следует обратиться за медпомощью в ту же клинику либо учреждение, где ей будет оказана неотложная медицинская помощь»;
  • соискатель лицензии неправильно толкует это положение так, как будто женщины информируются о том, куда, в какие иные медицинские организации можно обратиться за помощью в случае неуспешности процедуры или в случае необходимости оказания неотложной медпомощи. Однако в этом случае в клинике проводилось бы информирование, которое не только не является надлежащим выполнением предусмотренной законом обязанности по обеспечению безопасного оказания услуг по медикаментозному прерыванию беременности, но и не соответствует Протоколу лечения;
  • а доказательств того, что соискателем обеспечено получение неотложной медпомощи в экстренном порядке силами иных учреждений, экстренное направление в гинекологический стационар, – ни суду, ни в лицензирующий орган не представлено;
  • следовательно, обращаясь за лицензией в отсутствие условий, необходимых для наблюдения после оказания услуги по искусственному прерыванию беременности, клиника не подтвердила возможность обеспечения экстренной медицинской помощи;
  • кроме того, поскольку состояние пациентки при медикаментозном прерывании беременности зависит от наличия у нее заболеваний и их характера, течения беременности, индивидуальной реакции на принятые препараты, то, – как указано в Протоколе лечения, – у пациентки в первые часы могут возникать боли, тошнота, головокружение, кровотечение, обмороки;
  • между тем, у соискателя отсутствуют койки и персонал на период нахождения пациентки под динамическим наблюдением;
  • утверждение соискателя о том, что услуга по медикаментозному прерыванию беременности может предлагаться не полностью, а например, лишь в объеме консультирования о наличии показаний для медикаментозного аборта, а для этого оборудование малой операционной нецелесообразно, основан на неверном понимании приведенных положений законодательства и в том числе, целей лицензирования отдельных видов деятельности и услуг. Экономические интересы частной медицинской организаций не должны становится приоритетными. По смыслу Порядка № 572н, у соискателя лицензии должна иметься возможность оказать медуслуги, за которыми обращается пациентка, в полном объеме, то есть в объеме, предусмотренном Протоколом лечения. При этом пациентка имеет право обратиться в иную организацию, однако указанное является ее выбором, а не связано с отсутствием в клинике необходимых для этого условий (инструментария, помещений, оснащения, персонала).

Верховный Суд РФ согласился с этим и отказал клинике в пересмотре дела (Определение Верховного Суда РФ от 21 июня 2021 г. № 310-ЭС21-8816).

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть