Судебная практика

По документам – управляющий-ИП, по факту – директор: отношения переквалифицированы в трудовые

JanPietruszka / Depositphotos.com

Суды признали правомерной переквалификацию договоров оказания услуг на трудовые договоры ввиду фактического наличия между сторонами трудовых отношений, в связи с чем согласились с выводом налогового органа о направленности действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суть дела такова: один из акционеров общества является индивидуальным предпринимателем, применяющим УСН. У общества отсутствует должность директора, поэтому оно заключило гражданско-правовой договор на управление со своим же акционером-ИП. При этом решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества по договору на управление ИП принято советом директоров и собранием акционеров общества (в т. ч. самим предпринимателем); иные кандидатуры на должность управляющего не предлагались и акционерами общества не рассматривались; общество являлось единственным заказчиком услуг ИП по управлению.

Какие способы ведения финансово-хозяйственной деятельности ФНС России относит к числу рискованных? С перечнем таких способов можно ознакомиться в «Энциклопедии решений. Налоги и взносы» системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

По мнению налоговых органов, в такой ситуации общество и ИП являются взаимозависимыми лицами, что повлияло на получение обществом необоснованной налоговой выгоды в виде минимизации налоговых обязательств общества по НДФЛ и налогу на прибыль путем принятия на расходы начисленного управляющему вознаграждения, а также минимизации обязательств по уплате страховых взносов. Для ИП заключение такого договора с обществом привело к минимизации налоговых обязательств по НДФЛ.

Суды трех инстанций сделали верный вывод о том, что, заключив с ИП договоры на оказание услуг по управлению, общество имело единственный экономический эффект – получение налоговой выгоды, действия общества и его акционера-ИП имели взаимовыгодный, согласованный характер и нацелены исключительно на незаконную минимизацию налоговых обязательств данных хозяйствующих субъектов.

Верховный Суд Российской Федерации согласился с выводами нижестоящих судов (Определение Верховного Суда РФ от 22 июля 2021 г. № 308-ЭС21-11525).

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть